Японская попсцена: девушка из Аомори

Мы привыкли к печальному факту — отношения с японками разрушают великие группы. К счастью, для поклонников YMO, судьба Рюичи Сакамото пересеклась с талантливой девушкой из Аомори, чьё появление в жизнях друзей-музыкантов, наоборот, стало одним из решающих факторов такой долгой и такой успешной карьеры.

Если вы смотрели видеозаписи из предыдущих частей цикла, то, несомненно, обратили внимание на то, что среди уже знакомых вам Сакамото, Такахаши и Хосоно находилась и крайне комфортно себя чувствовала девушка. Это и есть Яно Акико, душа группы и муза Сакамото. 

С детства играющая на фортепиано, Яно в 15 лет переехала из провинции в столицу, где быстро приобрела популярность в местных джаз-клубах. Там она записала свой первый альбом Japanese Girl, там же и познакомилась с Харуоми Хосоно, после чего стала петь в его группе Tin Pan Alley, которая, впрочем, почти сразу же уступила место новому проекту – YMO. В YMO девушка тоже оказалась на своём месте, став приглашённой вокалисткой и пианисткой. Вместе с YMO Акико выпустила несколько коллабораций, с ними же отправлялась в мировые туры и выступая, в том числе, со своими номерами. 

По словам Сакамото, именно жизнерадостность и энергичность Яно Акико привлекли его. Между молодыми людьми зародились чувства. В 1980 году у них родилась дочь Мию Сакамото. 

Карьере, впрочем, эти отношения вовсе не помешали, а, наоборот, послужили основой для очень добротного музыкального симбиоза. Рюичи Сакамото вспоминал, что именно Яно научила его любви к Дебюсси. Философский принцип, который Сакамото приобрёл благодаря жене и положил в основу своего творчества, звучит так: «Азиатская музыка вдохновляла и влияла на Дебюсси, а теперь Дебюсси вдохновляет и влияет на меня, и музыка в моей жизни становится бесконечностью, кругом». YMO же повлиял на Акико Яно своей близостью к самым совершенным технологиям того времени. По моему мнению, именно благодаря этому в альбомах певицы свершился технологический прорыв для того времени – уже в 1982 году её альбом Gohan Ga Dekitayo вышел на CD и считается одним из первых релизов в новом формате. 

Вместе с мужем Яно Акико дала серию концертов в Японии, каждый раз собирая полные залы. Акико играла на фортепиано, а Сакамото на синтезаторе, что стало действительно интересной параллелью к жизненному пути пары — ближе к 90-м это небольшое, но, тем не менее, важное различие стало ощущаться, как в жизни, так и в творчестве. С 1992 года они стали жить отдельно, а окончательно брак распался в 2006. 

Тем не менее, между двумя творческими людьми сохранялись рабочие отношения, плюсом к которым крепким звеном соединяющей их цепи оставалась дочь, которая одинаково дорога была обоим родителям. Пойдя по стопам родителей, дочь стала певицей, тоже довольно известной в Японии, и, важно отметить, что и отец, и мать писали дочери музыку к её будущим хитам. 

На пути Акико произошло и музыкальное смещение. Чувствуется, что все 90-е она искала что-то своё, что принадлежало не YMO, не Сакамото, а именно ей: она выступает на The Montreux Jazz Festival, Café de la Danse, and Cité de la Musique – известных джазовых фестивалях Европы; совместно с Хаяо Миядзаки работает над анимационными фильмами «Мои соседи Ямада». «Рыбка Поньо на утёсе», даёт концерты в пабах и ресторанах Лондона и Нью-Йорка – пробует себя везде.

В 2007 году она снова появилась в музыкальных кругах Японии как вокалист проекта yanokami, где участвовала в дуэте с Реем Хараками, музыкантом-электронщиком. Дебют был вполне успешным и уже готовился второй альбом, но внезапная смерть Хараками прервала эти планы.  

Сейчас Яно Акико позиционирует себя как джаз-музыкант, чем, судя по всему, она вполне довольна. А нам остаётся наслаждаться её произведениями, которые она с достойным восхищения постоянством выпускает: последний альбом Welcome to Jupiter вышел в 2015.

Кантонский мальчик - визитная карточка Яно. Необычная манера исполнения и лихой задор молодости покорили Японию.

 
 

Семейная идиллия. #relationshipgoals.

 
 

Взгляд Акико на классическую музыку, Дебюсси.

 
 

yanokami – sayonara. Что ж, попрощаемся и мы с вами.