Велосипед

Этот рассказ написал Антон Белозёров, мой хороший друг. У него отличный литературный вкус и манера речи. Но самое главное: в каждом его произведении есть смысл. Читая их, вы невольно погружаетесь в происходящие действия. Каждая строчка заставляет вас прочувствовать на себе события, до каждой детали. Это просто поразительно, на самом деле! Я благодарен Антону, что он согласился опубликовать один из лучших своих рассказов.  

Велосипед

Было мне тогда, ребята, шесть лет. А может, знаете, и не шесть, но что-то вроде того.. Я сейчас уже не припомню точной даты события, но само событие я помню очень хорошо. Очень ярко. Очень отчетливо.

В то время появились на прилавках детских магазинов велосипеды со складной рамой. Это были очень тяжелые китайские велосипеды с русскими названиями типа "Спутник", "Сибирь", "Кама", ну и далее по списку. До этого у меня был совсем детский велосипед "Кузя", на котором я научился ездить и держать равновесие. Но куплен он изначально с боковыми задними колесиками, а также был совсем не внушительных размеров и ходовых качеств, присущих правильному велосипеду дворого пацана. "Правильный велосипед" на тот момент уже служил не просто средством передвижения и проведения досуга, но и должен был развивать достойную скорость, дабы его верный всадник не получил солью в задницу, будучи замеченным за воровством яблок с огорода добросовестного соседа-ветерана труда или еще за каким деянием, за которое владелец велика мог бы быть наказан. Я мечтал о велосипеде. Я спал и видел, как я наматываю изоленту на спицы колес, креплю фликеры под сидение, обклеиваю раму наклейками покемонов.. Дед обещал подарить мне велосипед, я помнил это и ждал. Ждал, когда дед заедет за мной и мамой и повезет нас в магазин. Выбирать.

Прекрасное летнее утро. В комнате играют солнечные зайчики, со двора тянет шедшим ночью дождем, за границей застекленного балкона виднеется парк. Я проснулся довольно рано, хотя отец уже уехал на работу. Мама что-то готовит на кухне, оттуда вкусно пахнет, этот запах сливается с до боли родным запахом моей комнаты и тем запахом, что тянется со двора. Я его никогда не забуду. Мама время от времени выбегает на балкон - караулит, не приехал ли дед. Тогда ведь не было и впомине домофонов, дверь подъезда запиралась на ключ или не запиралась вообще, но в следствии второго в подъездах ночью собирались целые вечеринки, что очень сильно раздражало, поэтому чаще дверь запиралась. Не было тогда, или были, но не в широком использовании, мобильные телефоны. По крайней мере, у моего деда его точно не было. Он звонил заранее из дома или с работы, предупреждая о том, что он приедет. Он всегда называл и называет до сих пор расчетное время прибытия. И он всегда. Повторюсь, всегда его придерживается. Это самый пунктуальный человек, которого я знаю. Но тогда мне было важно не то, как вовремя он приедет, а то, как скоро я получу долгожданный подарок. И вот, дед приехал. Он приехал, поцеловал маму, поцеловал меня, прошел в квартиру, о чем-то громко рассказывал и ехидно шутил, посмеиваясь. От деда пахло дорогим одеколоном и едой, он всегда носил при себе барсетку или портфель с документами, что делало его в моих глазах самым главным начальником. До сих пор так считаю. Мама налила чай, долгая процессия чаепития, потом еще чего-то, я уже изнемогал от ожидания и начинал было капризничать, но вспомнил о прекрасных и волнительных фантазиях с велосипедом и они меня увлекли. "Ну, поехали" - сказал дед, и мы поехали. Что это за магазин был я не помню, но я помню, что долго мы не выбирали. Дед посмотрел велосипеды, учитывая соотношение цены и качества и выбрал один из них. Если быть честным, они все были одинаковыми - китайские велосипеды со складной рамой и русским названием. Мне достался велосипед "Сибирь". С синей рамой, пластмассовыми "спортивными" крыльями и, разумеется, складной рамой, удобной к транспортировке. Эта рама меня и подвела..

Прошло несколько недель с момента покупки прекрасного железного коня. Он уже побывал в различных переделках, имел царапины и косяки по кузову, но все в округе его знали. На спицах его колес виднелась самая синяя из всех синих резиновая изолента, под сидением, как я и мечтал, красовались катафоты, а на раме, уже облупленные и выцветшие в день, наклейки-вкладыши из жвачек. Было лето, а значит, я очень редко бывал в городе, жил в основном у бабушки, в частном секторе в черте города. Там у меня были друзья, которые очень много бродили, гуляли, катались на своих велосипедах, менее крутых, конечно же, чем был у меня, но более крутыми чем у тех, у кого велосипеда не было вообще. А что касается моего велосипеда, я с ним не расставался. Успешно демонстрировал всем на каждой прогулке как круто складывается и раскладывается тяжеленная рама, как я умею тормозить с заносом и как быстро умею проезжать по лужам. А еще мы прилаживали к рулю государственные регистрационные автомобольные номера, вырезанные из бумаги, представляя, словно наши велосипеды - это машины. Настоящие машины.

И вот, одним из таких дней мы с компанией друзей пошли в лес на прогулку. Старшие ребята сообщили нам, что где-то в лесу есть землянки, в которые можно залезть, а еще местные мужики собирают березовый сок, который можно стянуть и наслаждаться им у себя в шалаше. Разумеется, я поехал на прогулку по лесу на велосипеде. До поры до времени ехать было можно, но лес был частым, очень частым, и, естественно, дальнейшая езда стала слишком трудной, чтобы ее реализовывать. Велосипед пришлось вести за руль, идя рядом с ним. Напоминаю, что велосипед был для меня, худосочного мальчишки, очень тяжелым. Мы зашли довольно глубоко и тут мне стало страшно, я немного заметался, но, увидев спокойные лица старших товарищей, успокоился. Беспокойно мне было за велосипед, я боялся, что если что-то с нами случится, то я рискую остаться без него, а он без меня..

Мы пили березовый сок из бутылок и исследовали обещанную землянку. Было интересно. Собирались мы, было, идти назад, как услышали низкие мужские голоса. Все побежали в рассыпную. Я тоже, было, собирался бежать, но вот незадача: замечательная разбирающаяся рама, удобная к транспортировке, выполнила свою функцию и сложилась по частям. Моих спутников уже не было, след простыл. Я пытался тянуть волоком за собой моего железного друга, но он оказался слишком тяжелым, а сложить раму у меня не хватало собранности. Было страшно. И страшно было именно за велосипед. Я немного плакал, но плакал я от обиды, потому что меня оставили один на один с неизвестными. Плакал тихо, надеялся, что меня не заметят. Я переборол себя и обернулся.. Обернувшись, я увидел приближающиеся силуэты в черных плотных шапках и спортивных костюмах. И вот тогда страшно стало не на шутку. Разумно было бы бросить велосипед и удирать оттуда со всех ног, но я не мог этого сделать. Это был подарок деда, о котором я так долго мечтал. Завидя их совсем близко ко мне, я завопил дурноматом - "Не убивайте меня! Я жить хочу! И велосипед мой не трогайте!" Мужики захохотали и пошли ко мне более целеустремленно. Им, видимо, не нравилось то, что я кричу.

* * *

"Ну все, нет больше велосипеда.. Да и меня, наверное нет. Прости дед, прости баба, прости мама, папа, простите меня" - бились мысли одна о другую в моей маленькой дурной голове. Я встал как вкопаный и уже молчал, зажмурившись. Один из них подошел ко мне и начал тихо и спокойно - "успокойся, малой, не ссы, щас выведем тебя." Я понял, что я в безопасности, но за велосипед все равно было страшно. "Че это тут у тебя?" - указал он на разложенную раму. "Раз-раз-разложилась", - всхлипывая протянул я. "Ну давай, я сделаю" - усмехнулся один из мужиков, наклоняясь ко мне и велосипеду. Он собрал раму, и они повели меня на дорогу, чтобы я уехал домой. По пути к дороге, они расспросили меня зачем и почему я в лесу. Я все рассказал, рассказал, что в землянку лазили и что сок воровали, но имен я не называл, не закладывал. Мужики смеялись, шутили, относились ко мне с пониманием и со своего рода даже уважением, как к своему. Мне было приятно и я был рад, что не бросил велосипеда.

Вывели они хорошее умозаключение из ситуации - эти убежали, значит не друзья. Пользуюсь я им и до сих пор. Настоящие друзья не убегают, не предают. Моим другом в тот момент оказался велосипед, а я оказался его другом. Он не бросил меня, а я не бросил его. Не мог просто напросто.

Через двадцать минут мы с велосипедом будем дома. В течение своей жизни он выручит меня и поможет сотни раз. Он будет перекрашен в разные цвета балончиками с краской, заржавеет и утратит прежнюю новизну. Несчетное количество раз у него будут проколоты и заменены колеса, ручки на руле, будет оторвано крыло. Его будут пинать, бросать, у него погнутся спицы и цепь будет слетать через каждую сотню метров. За ненадобностью, он будет брошен в старом железном гараже, но не будет обижен. Все поймет. Все стерпит.